Проза и эссе

Дмитрий Вельяминов. Ежевечерние жертвоприношения

После тяжелого дня, полного забот и состояния отчуждения, свойственного долгой поездке в метро – домой. Полуфабрикатами стресс не снимешь. Собственно, даже производители различного рода корма из обжаренного крахмала этого не скрывают. И кроме соуса, что внутри, прямо снаружи упаковки рекламируют «нечто», обладающее поистине терапевтическим эффектом — ежевечерние жертвоприношения в виде различных шоу «необычайных талантов», в духе формата «The voice kids». К несчастью, маркетологи часто вообще единственные люди, кто всерьез воспитывает подрастающее поколение. Только маркетологи заинтересованы в будущих поколениях покупателей, которые активно доят родителей на пути к обретению собственной покупательной способности. Проблема в том, что маркетологи не очень любят людей. Эти безусловные современные оракулы берут пленных иначе, предпочитая сразу воспитывать обезьян. Стоит признать, они довольно эффективные ребята.

Обезьяны уже дышат нам в спину и сжигают бомжей на памятниках вечного огня, пока «взрослый мир» делает из этого деньги, пуская эту информацию в прайм-тайм. Конечно же снабдив все это рекламными роликами. Не важно, будет ли это алкоголь для молодежи, или средства от импотенции и гепатопротекторы, для тех кто на этой рекламе вырос. Радует только то, что через 15 минут все это забывается, начинаются очередные «танцы на льду». Иначе с чего бы им печатать на чипсах рекламу очередного «шоу талантов в области современной хореографии.

Финалы таких конкурсов зачастую приурочены к праздникам или к праздничным выходным, собирая максимальное количество зрительской аудитории, призванной принимать участие в смс голосовании определяющим «победителя». Вся сочувствующая аудитория, конечно же взирает на это, именно по причине наличия этого метафизического счастья победы, и самое главное здесь, это беспрерывное состояние его ожидания, к которому можно приобщиться путем собственных ставок и прогнозов. Дело не затратное, эффект почти достигнут, теперь за полуфабрикатами меня все больше беспокоит исход чей-то чужой судьбы. Ясное дело, что именно психологический аспект сильнейшей вовлеченности зрителя возникает отнюдь не от симпатии к «победителю». Саспенс возникает именно за счет толп проигравших.

Проигравших детей и проигравших родителей, оторвавших купон с растворимого какао и записавших на видео необычайный талант их чада, совершенно точно достойного восхищения толпы. Наверное в этот момент «взрослые» совершенно не задумываются, что как и у футбола, чьим прародителем были сражения гладиаторов, у этого не религиозного культа есть свои довольно четкие каноны и охлаждающая логика, заложенная основоположниками жанра.

(Древние ацтеки в главный ежегодный праздник, по весне, приносили в жертву именно самых очаровательных юношей из числа пленных. Сначала к жертвам относились как к божествам, встретив их на улице, люди падали на колени в слезах и молитвах, им становилась доступна роскошная одежда и золото. Будущих жертв обучали должным манерам, культуре свойственной для того времени, а также, что немаловажно, игре на флейте).

На этом же принципе построены и мои любимые вечерние тв-шоу. Лишать жизни того, у кого изначально не было никаких шансов на успех — просто неинтересно, это и так случается с каждым вторым. Такому зрелищу не собрать больше, чем нескольких случайных зевак. Но все меняется, если у жертвы появляется особая исключительная ценность жизни.

Искусственно и в сжатые сроки телемашина создала из «обезьянок», умеющих петь и жонглировать, новых «полубогов», каждому слову которых внимают миллионы. Дело осталось за малым.

(За 20 дней до жертвоприношения, юноша получал нескольких жен, а за 5 дней начинался пир в его честь. В последний день жрецы вскрывали жертве грудную клетку, извлекали сердце и отсекали голову, сбрасывая тело с пирамиды к ногам толпы).

Ничто не остановит вечернее тв-шоу. Прекрасная возможность расстегнуть пуговки там, где жмёт. Все дела уже сделаны или чёрт с ними, время предаться своим маленьким слабостям и оставить в стороне всю суетность дня, закатный свет под дозой вечернего тв-шоу для меня всегда был волнующим моментом. В эти 15 минут самого бархатного наполнения перед мраком, может происходить всё что угодно: в соседней квартире могут пытать человека, можно быть человеком, которого пытают, или же, может, пришло время усыпить любимого пса, или позвонить ментам и сказать, что ты окончательно сдаёшься, делать уроки, ждать жену, систематизировать свои архивы. Ничто не остановит ежевечернее жертвоприношение. Мы по-прежнему ничего не знаем о механизме этой рулетки по раздаче славы, но мы точно знаем, что новая сотня счастливчиков родит миллион тех, кого она перемелет в фарш. Количество тел, которые сегодня сбросят с пьедестала, привнесут чувство благополучия даже в пресс-хаты следственных изоляторов, не говоря уже о милых многоквартирных обывательских мирках отдельных жилплощадей, обитателям которых даже не придется вытирать кровь под плазмой, это и есть, не что иное, как внезапно обретенный уют. Именно в погоне за ним, вернувшись домой, я включаю телевизор. Танцовщица делает тройной тулуп на искусственном льду. Это всё, чем она может удивить. Затягивает это зрелище оттого, что под этим льдом целое кладбище из душ вечерних телезрителей. Она красиво скользит, виртуозно исполняя танец на наших могилах. Неловко становится, только когда она спотыкается, — ведь всем нам так хочется, чтобы всё прошло гладко.

Ведь этим вечером мы все хотим просто выжить, и в тоже время понятно, что без жертв не обойтись. Неудачно упав коленом на лед, фигуристка продолжила после снятия судьями балла. От напряжения вместе со слезами на веках и в ее носике выступили две капельки крови. Оператор взял крупный план на ту часть трибуны где сидела поддержка в виде родных и близких, они не кровоточили. Их руки впивались в волосы, но в большей степени, кажется, по причине снятия балла. Эта девочка все же закончила программу, последний флип, и она упала на лед, сбежалось несколько медиков, все уладили лидокаин и объятия носилок, на которых ее вынесли. Случившиеся больше похоже на серьезную травму колена у наспех подготовленного человека, но человека  на льду уже не было, на льду все снова стало красиво, как подобает в праздничный день, ведущие объявляли следующего фигуриста, светомузыка торжественно освещала крупные логотипы спонсоров. Ускоренный ремикс хита – «What so need somebody love» звучал более чем уместно. 

«Ну что же, пять минут назад она была явным фаворитом, но в финале бывают и не такие драматические развязки, посмотрим, что нам покажет следующий участник, теперь его шансы гораздо выше! Не переключайтесь, после короткой рекламной паузы, вас ждёт еще множество сломанных судеб, мы работаем для вас! Ведь это финал, дамы и господа! Финал!” – проорал коментатор.

В перерыве снова показали споткнувшуюся фигуристку, ей  что-то вкололи, она широко открыла глаза. В этот момент споткнулся и я, только уже по пути на кухню, к настоящей анастезии. Пот уже выступил на кончиках пальцев и висках, верный признак — пора открывать любимую шкатулку. Танцовщица в моей музыкальной шкатулке не спотыкается никогда. Мелодия возможно сначала и оглушает, но после яркого вступления, когда я открываю глаза, Ее танец кажется еще более преисполненнным тепла. С каждым новым оборотом Ее танца, хоть вступление и идет на спад, Она улыбается мне только сильней. Ее не смущают ни капельки крови, ни нагота, Она всегда ласкова и черезвычайно нежна. Эту диковинную штуку изобрели в начале прошлого века. Усатые ницщецианцы знали толк в жертвоприношениях. И особенно в анастезии. В этом им до сих пор почти нет равных. Только, чтобы эта мелодия звучала и дальше, приходится избавляться от множества других привязанностей, например, совершенно невозможно проникнуться любовью к вещам. Телевизор, из которого, только что орал голос ведущего, откровенно, слишком тяжелый, чтобы тащить его до ломбарда в конце улицы. Если бы он был полегче, сомневаюсь, что разделял бы эту всеобщую любовь к чужим жертвоприношениям, как правило, они приурочены к праздничным выходным. Как минимум, это вульгарно и вовсе не снимает стресс. Моя балерина танцует и улыбается каждый вечер, но только для тех джентльменов, кто уже давно находит большее удовольствие начать с себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *